Заказ обратного звонка

Для отправки формы нужно согласиться с условиями обработки личных данных
Отправить заявку


õ

Спасибо!

Запрос принят, мы перезвоним вам в ближайшее время


Следующая отправка будет возможна через
60 сек









Î

Ошибка!

Во время отправки произошла ошибка, пожалуйста повторите попытку позже








Достучаться до небес

В Европе, Северной Америке и Японии вовсю строят многоэтажные здания с применением несущих деревянных конструкций. Но Россия, имея богатейшие запасы древесины, все еще остается наблюдателем. Для наших граждан дом из дерева — это в лучшем случае дача, в худшем — сарай. Справедливо ли такое отношение, что сверхценного нашли в этом материале за рубежом и появятся ли деревянные небоскребы в России, "Дом" разбирался вместе с экспертами.

Запретительный подход

Россия, несмотря на свои имперские амбиции во многих отраслях, лидерство в деревянном строительстве безнадежно упускает. Это раньше все жили в деревянных теремах, а теперь у нас принято возводить дома из бетона и кирпича. По данным Минпромторга, в стране доля деревянного строительства в общем объеме занимает лишь 12%, причем даже в малоэтажном сегменте из дерева возводят не более 25% домов.

Для сравнения: в США на долю деревянного строительства приходится 67% рынка, в Канаде — 50%. Даже в Японии, где лесов немного, 45% недвижимости — деревянные строения. Правда, в Японии это необходимость. Оказывается, технологии строительства позволяют возводить из дерева сейсмоустойчивые конструкции. Их можно изготавливать и из бетона, но для этого потребуется такое количество материалов, что себестоимость постройки станет неоправданно высокой. Кроме того, здания с бетонными перекрытиями и стенами нужной толщины получались бы слишком тяжелыми.

В России отношение к несущим деревянным конструкциям прямо противоположное, причем на всех уровнях. Например, у нас запрещено возводить из дерева здания выше трех этажей. В глазах чиновников дерево небезопасно: оно якобы легко разрушается, в частности во время пожаров. И зарубежный опыт нашим законодателям не указ. Правда, в последние годы наметились некоторые сдвиги и в части строительства многоэтажных зданий, и в части методов определения огнестойкости построек из дерева. Но до официального признания дерева полноценным материалом для масштабного строительства дело пока не дошло.

Не все то дерево, что горит

Эксперты рынка недвижимости, которые сами с деревом не работают, как и законодатели, считают, что у этого материала много минусов. "Из всех строительных материалов дерево наиболее уязвимо. Просто потому что оно живое. Почему говорят, что деревянный дом дышит? Потому что так оно и есть. Но при этом дом дает колоссальную усадку в первые три года, мокнет и разбухает во время дождей или снега. Не стоит забывать, что дом из дерева подвержен заплесневению, его одолевают естественные обитатели деревянных построек — насекомые",— считает Леонард Блинов, директор по стратегическому развитию ГК А101.

По словам эксперта, деревянные конструкции требуют множественных и многократных пропиток: от огня, от влаги, от плесени, от усыхания, от тех же насекомых. "Пропитанное химикатами и снабженное качествами, не присущими этому материалу, дерево перестает обладать теми характеристиками живого, эко- или биопродукта, которые заявлялись изначально",— подчеркивает господин Блинов. Также он обращается к вопросу пожарной безопасности — больной теме для российских "деревянщиков", которые уже устали приводить в пример исследования и расчеты, не помогающие победить устоявшиеся стереотипы.

Также встает вопрос сопротивления природным явлениям. "Если в деревянный дом попадет молния — финал известен заранее. Да, на таких домах устанавливают специальные системы громоотводов, но кто готов рискнуть и построить детский сад из деревянных конструкций?" — спрашивает эксперт.

А вот на севере множество деревянных построек XVI-XVII веков до сих пор прекрасно себя чувствуют, даже без специальных современных пропиток, говорит Николай Переслегин, партнер бюро Kleinewelt Architekten. "Мало кому известно, что огнестойкость деревянных строений выше, чем у металлокаркасных: при определенных температурах металл теряет прочность, поэтому такое здание во время пожара начинает разрушаться раньше, чем деревянное",— подчеркивает он.

14-этажный дом в Бергене высотой 51 метр — самое высокое деревянное здание в мире

Фото: DIOMEDIA

Австрийский архитектор Кристоф Дюнсер из Architekten Hermann Kaufmann ZT GmbH подтверждает, что противопожарная защита здания из древесины может обеспечиваться и без специальных обшивок и пропиток — за счет точного расчета размеров балок с учетом пределов горения и времени обугливания. При расчете жизненного цикла здания для деревянных конструкций куда важнее, чтобы не было протечек на фасаде и на крыше, отмечает эксперт. И если все правильно учтено и рассчитано, то срок службы у деревянного здания может быть ничуть не меньше, чем у бетонного.

Управляющий партнер корпорации Good Wood Александр Дубовенко приводит факты: "Дерево по-прежнему горит, а вот инженерная древесина — нет. Но для большинства людей разницы между ними не существует". Убедить всех не получится, продолжает господин Дубовенко, а вот убедить некоторых — вполне. Также застройщик обращает внимание на то, что в Европе из дерева уже строят детские сады, потому что, по его словам, "детям в дереве спокойнее".

"Наши заказчики говорят о том, что почувствовать разницу между деревом и бетоном можно только на контрасте. Они живут "в дереве", ездят в командировки, где живут в бетонных лофтах, и с удовольствием возвращаются в свой деревянный дом, где чувствуют себя много лучше. Один заказчик рассказывал, что деревянные стены снимают любой стресс. Мы верим в это",— заключает Александр Дубовенко.

Еще одно преимущество дерева — возможность строительства в крайне сжатые сроки, что особенно актуально при расселении людей из зоны бедствий. "Можно значительно сократить время строительства при использовании готовых панелей, когда целое здание производится на заводе. При этом само возведение занимает считаные дни, поэтому такой способ строительства обходится дешевле",— отмечает партнер Hohensinn Architektur Карлхайнц Бойгер.

80 этажей вместо трех

Во многих странах ограничения по этажности деревянных построек менее строгие, чем в России, а где-то их и вовсе нет. Скажем, в Швейцарии можно строить здания из дерева не выше шести этажей, в Финляндии — не выше восьми, а в Великобритании и Норвегии максимальная высота таких строений не зафиксирована законодательно. В этих странах не боятся экспериментировать с деревом и использовать инновационные решения.

Одним из первых деревянных высотных строений в мире стало девятиэтажное здание Stadthaus, спроектированное основателем студии Waugh Tistleton Architects Во Тистлтоном и построенное в 2009 году. Здание полностью — включая лестницы и лифтовые шахты — выполнено из дерева.

Еще один интересный проект из Лондона — восьмиэтажный Bridport House. Выбор материала был обусловлен особенностями коммуникаций. "Под строительным участком проходила труба водостока XIX века, которую было необходимо сохранить, но традиционное железобетонное здание получилось бы слишком тяжелым, поэтому выбор пал на CLT — перекрестно-клееные панели из дерева",— рассказывает Николай Переслегин.

Самым высоким жилым домом, построенным с применением деревянных технологий, в Европе на данный момент считается Treet (что, собственно, переводится с норвежского как "дерево") в Бергене. Высота 14-этажного здания, построенного из клееного и ламинированного деревянного бруса, составляет 51 м. Шахта лифта здесь также деревянная, а вот в фасаде использованы стекло и бетон, которые защищают деревянные конструкции от высокой влажности. Проект был разработан Bergen and Omegn Building Society при участии Sweco AS и Artec Prosjekt Team.

В 2023 году рекорд здания Treet может оказаться побит, если будет реализован проект 34-этажного небоскреба, разработанный для Стокгольма шведским бюро C.F. Moller Architects. Тем временем в Чикаго уже обсуждают проект офисного здания в 42 этажа, а в Лондоне — 80-этажного небоскреба высотой 300 м. И да, все они — из дерева.

В коммерческой недвижимости конструкции из древесины применяются довольно давно. В Австрии построили восьмиэтажный бизнес-центр LCT ONE, проект которого принадлежит Герману Кауфману. Объект Т3 стал первым многоэтажным офисным деревянным зданием в США, а его название расшифровывается как Timber, Technology, Transit ("Древесина, Технологии, Переход"). Проект реализовало канадское бюро Michael Green Architecture в сотрудничестве с местными архитекторами.

В России тоже есть свои рекорды. Правда, их приходится втискивать в жесткие рамки действующего законодательства. Например, самое большое в мире офисное "зеленое" здание из дерева Good Wood Plaza по документам — двухэтажное, с подвалом, чердаком и антресолью. Площадь "двухэтажки" — 3,4 тыс. кв. м, высота стен превышает 19 м, а площадь остекления — более 1,5 тыс. кв. м.

"Мы ставим сейчас эксперимент на себе, но в дальнейшем готовы строить подобные офисы людям, которые уже приходят к нам с подобным запросом. Мы сами хотим работать в деревянном доме и только в деревянном. Поэтому, когда в компании встал вопрос о расширении, мы выбрали дерево",— рассказывает Александр Дубовенко.

Не продувается и не промерзает

Самое большое на данный момент здание, построенное с использованием древесины, находится в Канаде. Это студенческое общежитие Brock Commons, выполненное по проекту канадской студии Aston Ostry Architects. В сентябре 18-этажное здание примет первых жителей: их будет около 400 человек. Расчетом несущих соединений занималось австрийское бюро Architekten Hermann Kaufmann, и руководитель этой группы Кристоф Дюнсер считает, что здание простоит как минимум 40 лет.

Некоторые участники отечественного рынка недвижимости усомнились, что Brock Commons сможет прослужить так долго. "Думаю, столько лет оно не простоит по одной простой причине: человеческий фактор. Протечка труб, поломка канализации и множество других проблем, которые могут стать причиной гниения строительных материалов и сокращения срока эксплуатации",— говорит исполнительный директор ГК "Сапсан" Дмитрий Иванов.

Срок службы всегда зависит от типа здания и от его проектирования, возражает Карлхайнц Бойгер. "Сегодня срок службы деревянных зданий может быть от 50 лет и больше",— уверен он.

Стоит отметить, что Brock Commons построено с применением гибридных технологий: оно выполнено не только из дерева. Здесь использовались CLT-панели, но конструкция поддерживается двумя железобетонными стержнями, а в лифтовых шахтах, лестничных пролетах и креплениях деревянных брусьев использованы металлические элементы.

В самых известных реализованных проектах, как правило, применялись каркасы из клееного бруса, сделанные по технологии CLT, реже — LVL (панели из слоеного шпона), отмечает Николай Переслегин. По его словам, в России эти технологии появились сравнительно недавно — в начале 2000-х, а клееные конструкции применяются с середины прошлого века. "При этом для массового потребителя дерево — оно и есть дерево, и приходится долго объяснять, что существуют разные, в том числе действительно инновационные, технологии, позволяющие использовать этот традиционный материал по-новому, придавать ему новые свойства, улучшать его характеристики",— поясняет архитектор.

18-этажное студенческое общежитие Brock Commons в Канаде, построенное из дерева, скоро примет первых жильцов

Фото: Acton Ostry Architects

Для каждой функции — свои материалы, подчеркивает Даниил Лоренц, архитектор и партнер DNK ag. "Конструктивные CLT-панели используются в качестве несущих стен и перекрытий. Панели NLT или DLT, в которых параллельные бруски либо доски скреплены между собой соответственно гвоздями и шурупами или дюбелями и шпонками из твердых пород, применяются для перекрытий, диафрагм жесткости, шахт. GLT (то, что у нас называют клееным брусом) — это элементы из склеенных между собой брусков или досок, расположенных параллельно друг другу. Это балки, прогоны, колонны и раскосы, которые используются в каркасных конструкциях. Для перегородок и элементов отделки применяют SLC — по сути, это фанера или ОСП",— объясняет он.

"Появившиеся в последнее время технологии крупнопанельного индустриального домостроения на основе деревянного каркаса позволяют строить не только односемейные дома, бараки и бани, но весь спектр зданий и сооружений, обеспечивая подчас недостижимые для традиционных технологий технические характеристики. Во всем мире темпы применения этих технологий растут, и России, обладающей 20% лесных мировых запасов, тем более необходимо начинать широко применять их, тем более что почти все уже производится на отечественных предприятиях",— отмечает Олег Панитков, генеральный директор Ассоциации деревянного домостроения.

Самой важной инновацией последних десятилетий стали, конечно, CLT-панели, которые активно применяются в многоэтажном строительстве. "Это вариант для быстрого и безопасного индивидуального и серийного деревянного домостроения до десяти этажей",— говорит Константин Блинов, директор по развитию "НЛК-Домостроение". По его словам, средняя розничная цена метра такого жилья в России может составить около 35 тыс. руб.

"При сравнении со смежными технологиями строительства CLT выделяется явными конкурентными преимуществами. Это безусадочность, непромерзаемость, непродуваемость стен и стыков, возможность комбинированной отделки внутренних и наружных стен без подготовительных работ. Такие дома имеют высокую сейсмоустойчивость, пожаростойкость, высокую межкомнатную и межэтажную звукоизоляцию",— отмечает господин Блинов. Кроме того, эти панели в шесть раз легче бетона, а сроки строительства с их применением вдвое меньше.

Многоэтажная метафора

Если дерево такое прекрасное, если строить из него быстро, легко и дешево, то можно ли ожидать, что в обозримом будущем мы все переедем в деревянные многоэтажки? Едва ли — с этим соглашаются и те, кто работает с кирпичом или бетоном, и "деревянщики". Первая причина — консервативный менталитет россиян, которым придется еще очень-очень много лет, даже десятилетий на практике доказывать те самые преимущества дерева.

Вторая причина — долгий процесс выхода на новые масштабы. Сейчас Россия, как это ни печально, ориентирована на экспорт древесины, а не на производство конечной продукции. "Потребуется не один год, чтобы адаптировать производства древесины как на специфику многоэтажного деревянного строения, так и на объемы, необходимые для возведения таких домов",— говорит Сергей Субботин, директор по строительству компании IMD Group.

Важно суметь проанализировать производственные возможности нашей страны, переквалифицировать их, переосмыслить, ориентируясь на местные ресурсы, подчеркивает Николай Переслегин. "Например, на юге России весьма затратно строить дома из дерева: его там мало, и перевозка обойдется дорого. Зато на севере, в Сибири и на Урале, дерево может стать материалом номер один". Архитектор считает, что к этому вопросу необходимо подойти на государственном уровне, проанализировать системообразующие предприятия, связанные с местными материалами, оптимизировать затраты на строительство в масштабах страны.

Глава бюро АРХКОН Илья Мейтыс полагает, что деревянная застройка может применяться в провинциальных городах, где она могла бы использоваться для создания комфортной среды, отвечающей идеологии развития города с учетом необходимой плотности. "В малых городах панельные дома типовых серий не формируют, а разрушают комфортную среду и выглядят странно. А дерево, наоборот, без какого-либо усилия формирует среду — это природный и эмоционально окрашенный материал. В бетонной коробке, напротив, нет никакого посыла", — говорит архитектор. Также, по его словам, от деревянных многоэтажек однозначно выиграли бы Новая Москва и Подмосковье.

Некоторые эксперты считают, что деревянное многоэтажное строительство должно по-прежнему ограничиваться уникальными проектами. "Высотные деревянные здания — исключение из правил. Это здорово, необычно, интересно, в деревянном доме, безусловно, живется хорошо, легко, но я не верю, чтобы у нас в стране в ближайшее время активно пошло это направление. Да, Канада, Австрия, возможно, Швеция, где это культивировалось из поколения в поколение, могут развивать такой сегмент домостроения, но у нас я не вижу в ближайшее время подобных перспектив. Пока это возможно только как единичные проекты",— уверен Юрий Назаров, управляющий партнер компании "АртЭко".

Деревянная многоэтажка — это скорее метафора, демонстрация технических достижений в области конструкций и защиты древесины, говорит Семен Гоглев, управляющий партнер компании "Норвекс". Это просто сигнал: теперь деревянные конструкции стали настолько совершенны, что можно без опаски строить высотки.

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/3270006